Форум гильдии Ilias Malorum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум гильдии Ilias Malorum » Creation » Agnus Dei... авторство ХеалШедоу


Agnus Dei... авторство ХеалШедоу

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

По просьбе некоторых друзей, выкладываю свое сочинение (недоделаное). Буду пытаться дописывать по ходу) Может че оцените?) (те кто не видел, а может и те кто видел):

Глава I: Дух или душа?.
«Следующий день был для меня не очень-то особенным. Первые полдня я проскучал в Пейоне. Вот пробежал воришка с ехидным выражением лица, потом обернулся, увидев меня, скорчил лицо, как у бедного щенка, и простонал: «Хиииил плииииз». Ну что делать, пришлось наложить ему пару бинтов на раны, благословить и отпустить… Потом вижу идет ко мне лучница, подходит и садиться неподалеку с таким невозмутимым выражением личика, как будто она тут совсем не причем и просто посидеть пришла. Но даже моя синяя челка не помешала мне увидеть, что она коситься на мою сумку с медикаментами. Что поделать… подошел к ней, помог встать (видимо в подземелье ее укусил фамильяр, и она хромала на левую ногу), оказал первую помощь, благословил и отпустил. «Спасибки» ответила она мне, а я как ни в чем не бывало присел под иву и стал грустить дальше.
Было ненастно, и лил дождь, шумела гроза, а в моем плеере играла грустная лирическая песня от Evanescence. От негодования уже слезы накатывались на глаза, которые перемешивались с падавшими на лицо каплями дождя. Я подумал: «может моя душа не спокойна из-за того, что и в ином мире не все хорошо». И я решил не мокнуть под ивой, встал, и медленно направился к входу в пещеру.
Идя неторопливо, я простер свой взгляд к небу и увидел на нем серые тучи. Местами они были совсем черные, местами белые от, видимо, светившего далеко солнца. С этой красивой картины на меня падали капельки теплой воды. Костюм весь промок, челка тоже обвисла, но я не думал об этом. У меня в голове крутились непонятные мне мысли, которые я не мог переварить. Они сидят у меня в голове с тех пор, как я стал посланником Господа. А небо только увеличивало эти мысли, но и в то же время успокаивало меня.
Вдали сверкнула молния, озарив то место яркой неоновой краской. Я уже стоял у входа в пещеру и смотрел из нее на площадь, где час назад кипела жизнь. Все куда-то спешили: кто-то торопился что-нибудь продать, кто-то запасался вещами, кто-то оживленно беседовал. Но как только пошел дождь, все сразу разбежались по углам, и в Пейоне воцарилась тишина, и только шум дождя, бьющегося об глиняную землю, был слышен. Этот звук вводил в состояние «гипноза»: когда весь твой слух напряжен, чувствует удар каждой капли об камень, ждет очередного раската грома, но в то же время твое зрение полностью расслаблено, и ты ничего не замечаешь вокруг себя. В голове играет музыка, и ты сливаешься с дождем в душевном танце.
Так я простоял наверно минут десять, пока очередной, но резкий грохот молнии не разбудил меня. И я решил пойти внутрь пещеры. Идя не спеша, я все думал, как же мне выйти из этого депрессионного положения.
Вдруг из-за угла вышел мертвец, и я чудом успел прочитать божественное заклинание, так как заметил его только в тот момент, как он начал махать руками у меня перед носом. Тело его упало, а «тихо» светящаяся душа взлетела и испарилась. Я посмотрел ей в след, но тут меня привлекло что-то блестящее на полу. Это был драгоценный камень опал. «Ну, - подумал я, - теперь-то я познал, что такое исцеление души, ибо только познавший самого себя способен превратить тело умершего в драгоценный камень». Как только я додумался до этого, те стоны в моей голове, которые не давали мне покоя уже сколько недель, вдруг замолкли, беспорядок в голове прекратился, и все мои мысли выстроились в ряд…»

Глава II: Встреча старых друзей.
Грядущий день нес за собой не много интересного. Аколит в очередной раз забрел в Пейон и от скуки сел на полянке перед пещерой, дабы помогать всем раненым, выжившим в результате схваток с нечистью…
Вдруг, сидя под ивой, ему послышался знакомый голос. Он оглянулся в надежде узнать, откуда доносятся столь знакомые ему звуки. Вокруг было полно народу: молодые бегали, искали того, кто бы мог им помочь в схватке с монстрами в подземелье. Их было так много, что порой казалось, что это площадь Пронтеры. Но все-таки можно было заметить тут и признаки вполне опытных людей, таких как, например: охотника, который сидел на траве с табличкой о том, что в его гильдию, точнее в гильдию, в которой он состоит, объявляется набор всех желающих, достигших N-ного уровня. В другом углу площади сидел ассассин или попросту убийца. По его виду можно было судить о том, что недавно он пережил схватку либо с монстром уровней на 20 выше его, либо с большим количеством монстров, отличающихся высокой точностью: одежда была в некоторых местах порвана, один из джуров видимо не вынес схватки и лежал подле него со сломанной рукоятью. Другого предположить было нельзя, ибо убийцы отличаются высокой ловкостью даже на достаточно низких уровнях, и попасть по ним сможет далеко не каждый монстр.
Посмотрев слева от себя, ХеалШедоу увидел пристку, сидящею на траве. На ее голове сидели, видимо сделанные мастером, крылья ангела. На ней было платье фиолетового цвета с символикой Пронтерской Церковной Братии, которое аккуратно покрывало ее прекрасную фигуру. Она улыбалась, ее глаза сверкали от радости. Рядом с ней стоял еще один человек. На нем был надет длинный шелковый плащ лилового цвета, развивающийся на легком ветерке от проехавшей только что рядом с ним группы рыцарей королевства. Он стоял к аколиту спиной, но даже это не мешало ХеалШедоу понять, что перед ним бард, ибо в руках он держал лютню. Паренек играл какую-то до боли знакомую мелодию, причем одновременно с этим он что-то напевал, глядя на пристку. В его словах чувствовалась крупинка юмора, ибо он пел, улыбаясь, как было слышно по его песни. Синяя прическа сильно была похожа на стиль давно знакомого Хеалу лучника, с которым он подружился еще несколько лет назад. Только то был лучник, пусть и старше…
Тогда аколит встал, и начал медленно подходить ближе, пытаясь понять, кто же этот не знакомый ему бард. С каждым шагом у послушника в голове всплывали все новые и новые образы, но они были далеки от истины. Вдруг, что-то зацепило его за ногу, но, не придав этому значения, Хеал двигался дальше и… не удержав равновесия, упал на землю прямо перед ногами того песняра. Пристка посмотрела на аколита с ухмылкой, но, не сдержав себя, начала смеяться, ибо вид у ХеалШедоу был не такой уж «солидный»: на лице у него появился шрам, ибо, упав, он поцарапался об камень, а на костюме в виде смешной рожицы осталась грязь. Послушник встал, вытер лицо, но ничего не заметил и, увидя, что пристка смеется, покраснел.
- Ох…ну…вы уж простите…я не нарочно…я не хотел…( ^_^ )…
- *пристка, сдерживая смех*…хи-хик…какой смешной…хи-хи-хик…Алу…хи-хик… посмотри на него…
«Алу?» - подумал аколит… «Да это же Алукард…тот самый лучник»…
И действительно. Бард повернулся в его сторону, и Хеал узнал в нем дорогого ему друга, с которым в свое время он довольно давно пробегал чуть ли не часть своей молодой жизни. Лицо Алукарда было все так же серьезно, но сейчас он улыбался, хотя глаза его оставались такими же неподвижными и серьезными. По началу бард не узнал уже бывалого аколита, но, приглядевшись, он немного опешил. Алукард даже и не мог представить себе, что еще раз встретит своего старого товарища.
Дело в том, что когда эти двое расстались, лучник сказал, что они вряд ли еще увидятся, ибо ему придется проделать огромный путь от столицы государства Рун Мидгард – Пронтеры до далекого города Комодо, находящегося за огромной пустыней Соград, за тропическими лесами, на побережье моря. Путь этот был очень сложен, и кишил огромным количеством монстров. Поэтому, попрощавшись друг с другом, друзья разошлись разными дорогами, не надеясь друг друга больше увидеть.
Но какого же было тому самому лучнику узнать, что его старый друг все еще помнит его, так как на лице послушника сразу можно было увидеть неимоверную радость от встречи.
- Алу!!! Ты ли это? Друг!!!
- Шедоу!! Ах ты подлец!! Я даже и не надеялся тебя увидеть… ха-ха!
Старые друзья кинулись друг к другу, обнялись так, как будто не виделись целую вечность. Хотя, что говорить, ведь именно так и обстояло дело. Ребята прожили пол жизни с момента их расставания. Хеал так сжал барда, что тот бедный посинел. На глазах аколита выступили слезы, которых никто уже давно не видел, ибо послушник никогда не показывал их на людях. Бедный музыкант уже начал задыхаться, но видимо пристка поняла, что Шедоу готов задушить Алу в своих объятиях, и кинулась к ним. Нельзя сказать с каким трудом ей удалось отцепить одного от другого.
- Ну что ты делаешь? Ему уже плохо стало! – прокричала пристка.
- Извини, Алу. Просто я так давно тебя не видел, – с волнением произнес аколит. – Тогда ты заменил мне брата, и я просто не могу забыть той доброты, которую ты проявлял ко мне в те годы.
- Кхе-кхе, уф… - откашлялся бард, ибо сам он выглядел уже не таким веселым )). – Боже ж ты ж можешь ты ж! Ты хоть понимаешь, что ты аколит, а не какой-нибудь там мечник? Ты меня чуть не задушил, скажи спасибо Дафни, что она вовремя опомнилась… у-у-ух… ну ладно, забудем об этом инциденте, - Алу посмотрел на пристку, немного улыбаясь, показывая этим свою благодарность ей. Дафни мило улыбнулась и кивнула в ответ головой.
- Ну что, рассказывай! Как ты тут? – бард закинул лютню за спину, положил руку на плече аколиту и повел его к лавке неподалеку. – Я надеюсь, ты тут без меня делов не натворил? Хех, да нет, *улыбаясь* ты все тот же скромный послушник, каким я тебя помнил, – он посмотрел на Шедоу, и с видом довольного человека сел на лавку.
- А как ты сюда попал, друг? – спросил Хеал. – Где ты пропадал все это время? Что с тобой случилась? Кто ты те…
- Стоп, стоп, стоп, стоп, стоп… куда ты погнал коней? – ехидно улыбаясь, спросил бард. – Давай все по порядку. Отвечу на твои вопросы, последовательно и не спеша, ибо времени у меня много – профессия позволяет.
- ???
- Теперь я, как видишь, бард. Бродячий музыкант из города Комодо открыл для меня чудесный мир музыки и песен. Я даже сам не знал, что во мне есть талант. Поэтому большую часть времени я провел там, постигая тайны сией таинственной культуры. Там я познал не только умение обращаться с музыкальным инструментом, как с предметом создания музыки, но и как с верным оружием, способным нанести такой же ущерб врагу, как самый острый меч, не прикасаясь к нему с помощью волшебной магии звуков…
Бард, рассказал своему другу весь свой путь от прощания с ним и до теперешней встречи, а аколит все слушал, и в его глазах можно было видеть не только радость от возвращения товарища, но и любопытство. Дафни сидела рядом на травке и тоже слушала притчу о жизни музыканта, причем с еще большим удивлением, как казалось, чем послушник.
Так они втроем просидели до поздней ночи, пока бард не закончил свой рассказ.
- …вот!.. Что-то мы засиделись. Уже поздно! Давайте пойдем в местную гостиницу, там как раз есть одна свободная комната. Я думаю, друг мой, ты не откажешься от горячего чая, теплого душа и удобной постели… - бард улыбнулся и выдвинул руку вперед, как бы приглашая своего брата по крови пройти с ними. Дафни стояла позади барда, держа его за руку, и тоже улыбалась.
И действительно уже было поздно. На площади можно было увидеть только пару человек, которые сидели на лавках и либо разговаривали, либо смотрели на чистое темно-синее звездное небо. У фонарей кружили мотыльки, и было слышно только, как кузнечики в траве напевали свою мелодию на скрипке…

Глава III: Письмо.
Проснувшись на следующее утро, Шедоу уже не застал Алукарда в своем номере. Видимо он уже ушел по делам, о которых он сказал ему вчера поздно вечером: Алукард собирался съездить в столицу, дабы сделать там несколько покупок.
Шедоу зашел в их номер, обвел взглядом комнату: все было прибрано, и следов их пребывания тут аколит не заметил. Он подошел к окну, чтобы взглянуть на площадь Пейона. В городе как всегда кипела жизнь, и это было вполне логично. Пейон славиться своими лучниками, способными уничтожать врага парой стрел задолго до того, как тот подойдет к ним на расстояние десяти шагов. Поэтому большую часть времени местные торговцы тратили на приезжих, таких, как мечники, маги и другие прекрасные жители королевства Рун Мидгард, ибо именно они нуждались в продовольственной поддержке из столицы. Большая часть лучников Пейона, набравшись опыта, уходит в лес, где сами ищут себе пропитание. Поэтому в этом городе большую ставку делали на производство стрелкового оружия, чем на продукты.
Шедоу вышел на балкон: прохладный ветер дул с востока, поэтому аколит не спешил уходить оттуда. Солнце сильно грело, но ветерок ослаблял его палящие лучи, поэтому мысли Шедоу в сий момент были где-то далеко, и он наслаждался прекрасной погодой и картиной города со второго этажа.
Побыв тут немного, послушник вспомнил, что он находиться здесь не для отдыха. Выйдя с балкона, Шедоу увидел записку под вазой, которую он поначалу не заметил. На ней было написано «ХеалШедоу от старого доброго друга». Развернув ее, он начал читать:
«Дорогой друг! Я прошу тебя, не расстраивайся, что я покинул тебя так скоро, не предупредив. Мною двигала очень важная новость, которую, я думаю, ты оценишь как должное и в скором времени присоединишься к нам. Я уезжаю в Пронтеру, ибо Королевский Рыцарский Орден объявил чрезвычайное положение. Церковное Братство не смогло справиться с недавним буйством нечистых сил в некогда бывшей тюрьме «ГластХейм». Эти ужасные места долгие времена очищались от нечистых сил нашими братьями и сестрами. Но, видимо, сейчас в потустороннем мире твориться неладное, и не успокоившиеся души начинают выходить за пределы этого чистилища. Начинают доходить слухи о том, что по ночам стражники магического города Геффен отбиваются от этой нечисти. В связи с этим рыцари решили объявить набор в отряд по освящению места упокоя душ – тюрьмы «ГластХейм». Наряду со священниками в отряд принимаются опытные бойцы, способные хоть как-то помочь жителям магической столицы. Дафни пришло послание с голубем из церкви сегодня утром о том, что она как священник обязана присутствовать на обряде очищения. Я, как верный друг Дафни… *как же, как же, - подумал Шедоу, одновременно улыбаясь. – Ну конечно, друг. По-твоему я не вижу, что происходит между вами…* счел обязательным поддержать ее на столь трудной миссии господней. Да и, все-таки, у меня уже есть опыт сражений, и я сам не прочь успокоить пару душ.
За сим я смею с тобой проститься. Я надеюсь, ты меня не разочаруешь, и как будущий священник удостоишь нас своим присутствием, хотя бы как аколит на этой сходке лучших…
С моим почтением, Алукард – поющий песню с ветром...»
*Интересно, что Алукард хотел сказать фразой «недавнее буйство нечистых сил»? Мне это что-то напоминает… только вот что?*
Шедоу медленно вышел из гостиницы, даже позабыв позавтракать. Он шел по площади Пейона и пытался вспомнить, чем же ему знакома столь похожая ситуация. Он и не заметил, что дошел до границ города. Голова была набита у него все возможными мыслями. Он присел на лавку и, с глупым видом, начал смотреть в одну точку, не осознавая того, что было написано в письме.
- Апчхи!!! - чихнула служащая кафры, стоящая возле ворот города. – Ой! Ой-ей-ей-ей-ей! Нет! Разбила! – послышался лязг стекла, который вывел Шедоу из состояния самогипноза. Он обернулся, и увидел, что девушка в желтом платье с фартуком и чепчиком – обычной формы служащих этой прекрасной корпорации, сидит над осколками стекла – бывшего графина, в котором, видимо, была вода. Шум разлившейся влаги осенил аколита.
- Вспомнил!!! Спасибо, кафра! Спасибо!!! – он подбежал к ней, чмокнул ее в щечку, и побежал к воротам Пейона. Девушка покраснела, засмущалась, и тихо прошептала – «ой…да…да не за что… ^_^... я ничего такого не сделала…» - и опустила глаза, дабы не видеть изумленные взоры прохожих…
Дело в том, что сие событие началось в тот самый дождливый день, когда на Шедоу нашли смутные мысли. Именно тогда он почувствовал прилив темной энергии в пещерах города лучников. Еще тогда он заметил в глубине тех подземелий странное темное свечение и, исходящие оттуда страшные крики. Но в силу своей слабости, аколит не решился идти туда в одиночку. Поэтому, переждав дождь у входа в пещеры, послушник тот час же отправился к старейшине города.
- Странное свечение и звуки, говоришь?.. мдя… - задумчиво посмотрел на свой чай старый мудрец.
- Вы не знаете, что это такое? – спросил аколит. – Я чувствую необычайную энергию, пытающуюся овладеть мною. Силы Господа защитят меня, но как быть с другими жителями королевства?
- Припоминается, что в этих пещерах живут не только духи умерших… когда я еще был молодым лучником, меня в партию взяли с собой маг и два мечника, которые были намного старше меня. Я смог уговорить их взять меня с собой. Мы спустились довольно глубоко. Все шло хорошо до тех пор, пока мы не зашли в заброшенный замок. Вдруг послышался вой собаки. Я испугался и спрятался за камнем. Но маг и мечники пошли дальше. Вдруг из замка повеял черный туман; он был на столько мрачен и плотен, что все, что он покрывал, исчезало из виду. Неожиданно из замка появился темный фиолетовый свет, и к путешественникам вышла на встречу маленькая девочка в желтом светящемся костюме с фонариком на плече. Я было подумал, что все хорошо, и хотел выйти из-за камня, но тут увидел, что за ее спиной показалась толпа золотых кошек с разъяренными красными глазами. Я испугался и побежал наверх, оставив мага и мечников внизу. Через минуту за моей спиной раздались ужасные крики и вопли. Я бежал, не оборачиваясь, до выхода из пещер, и только когда подбежал к лавочкам на площади города, упал на колени и заплакал – больше я ту троице не видел… - старец закрыл глаза, опустил голову и замолчал минут на пять. По его виду можно было сказать, что он только что пережил все эти мгновения своей жизни заново. – Видимо сейчас, друг мой, в подземелье опять проснулась та дьявольская сила, которую жители этого города прозвали Мунлайт. Из-за нее, скорее всего, все души умерших пытаются вырваться на поверхность, дабы избежать ада подземелья. Мой тебе совет, – ибо ты служишь Господу, то тебе непременно надо посоветоваться с Церковной Братией Пронтеры. А теперь прощай…
Выйдя из покоев мудреца, Шедоу медленно побрел на площадь Пейона, осмысливая все сказанное ему теперь. Он сел под ивой, и загрустил, так как все эти события происходят не с проста. Видимо, дьявольские силы чем-то встревожены, поэтому пытаются пополнить свои ряды.
Но вдруг он услышал заливистый смех и звуки музыки…

Глава IV: Смертоносная тень.
Последний раз мы видели нашего аколита бегущим в Пронтеру. Но, только выйдя из города, он наткнулся на монстров, не позволяющих ему сделать и шага. Это была пятерка гоблинов в своих смешных масках. Аколит от испуга сразу схватился за верную ему булаву. Гоблины медленно прижимали его к деревьям. Но данные существа не отличались особым интеллектом, и один из зверенышей решил испытать удачу. Он закричал и кинулся на Шедоу и…
«*БАЦ*» – маленький зеленый монстрик плашмя упал перед своими собратьями на землю. Послушника было не так легко взять. Но эта потеря тока разозлила гоблинов, и они накинулись на Шедоу вчетвером, повалили его на землю и не давали шевельнуться.
- Отпустите меня! Вы, противные твари! – бился в истерике аколит.
Но тут из кустов вышел гоблин-лидер и занес свою булаву над головой, ехидно смеясь. «Все, добегался» – подумал Шедоу, и зажмурился, пытаясь не смотреть на это ужасное существо.
«*Вжик, вжик…*» – лязг железа и… гоблин-лидер в таком же положении опустился на землю замертво, а маленькие звереныши с криками разбежались. Аколит минуты две лежал, не двигаясь, пока не послышал шаги, приближающегося к нему человека. Шедоу открыл глаза, повернулся и увидел: перед ним стоял тот самый ассассин, которого он видел вчера на площади раненого и со сломанным джуром. Он был окутан в шелковую ткань, которая опоясывала его грудь, руки и ноги. Сзади виднелся фиолетовый плащ и длинная повязка, развивающаяся на ветру. Ткань закрывала его лицо, и только спокойные голубые глаза его были видны...
- В следующий раз – аккуратней… – с присущим всем убийцам спокойствием проговорил он.
- Огромное спасибо, – прозвучало из уст Шедоу. – я не забуду этого …эм…?
- Амадис. Это мое имя. – Чуть ли не прошептал убийца.
- Да. Амадис, я в долгу не останусь.
-  Незачем. Это моя благодарность за чудесное исцеление, которое ты мне подарил вчера, друг мой. Я уже давно слежу за тобой. Твоя жизнь полна интересных событий, и, хотя я не умею читать твои мысли, я вполне могу понять их по твоим эмоциям – особенно твои откровения в пещере тем дождливым днем…
- Но… как? Я не разу тебя не видел! Да и как это могло случиться?..
- Дело в том, друг мой, чтобы жить, не обязательно быть у всех на виду. Я пользуюсь этим, и показываюсь на людях только тогда, когда мне это нужно. Поэтому неудивительно, что ты не видел меня тогда, ведь в твоей голове кружила целая вереница непонятных тебе мыслей… Я надеюсь, в следующий раз ты будешь более внимателен и осторожен. Теперь же, я вынужден с тобой проститься. В столице объявлена сходка гильдии убийц по поводу рейда в ГластХейм…
- Подожди!.. Я тоже направляюсь в Пронтеру, как служитель Господа я обязан туда приехать, ибо очищение душ – моя основная миссия. Позволь мне пойти с тобой, ибо один я туда доберусь не скоро. Если потребуется помощь, я обязательно тебе помогу.
- Ну, хорошо, коли так, то пойдем. Но учти, в другой раз меня может не оказаться на нужном месте, и кто знает, что может с тобой случиться…
Амадис подошел к аколиту, протянул ему руку и помог подняться с земли. Отряхнувшись, Шедоу в знак благодарности за чудесное спасение произнес «Heal!», и у убийцы сразу зажили ссадины, видимо полученные им недавно в бою, как он сказал потом, со здешней оравой гоблинов. После этого, не долго думая, герои отправились в столицу…

Глава V: Столица.
- Мне кажется, что уже надо передохнуть, - устало проговорил Шедоу. – У меня просто ноги отваливаются. (ˇ_ˇ)
- Ты можешь потерпеть? Совсем немного осталось. Разве послушников не учили смирению в церкви? – спросил Амадис все с тем же спокойствием на лице.
- Может и да, но мы идет без перерыва уже четвертый час… эй!.. погоди!.. – уже изнылся аколит. – Куда ты пошел?.. Почему мы не можем остановиться?..
Убийца стоял впереди у большой скалы, смотря за нее.
- Что ты там увидел, - с отдышкой проговорил послушник. – Дай я тоже посмотрю!
Шедоу подбежал к Амадису, отдышался, посмотрел и… чуть не упал.
- Вот почему. – умиротворенно ответил ассассин.
Впереди были видны ворота того самого города, куда стекается все население этого мира – Пронтера, столица королевства Рун Мидгард. Это была пятидесятиметровая каменная арка с различными вырезанными в ней украшениями. Возле нее слева от входа был маленький домик с будкой, в которой стоял, видимо, стражник-гид города в своей обычной форме – длинном котелке, с копьем в руках и со связкой ключей на поясе. По верх него были надеты кожаные доспехи. Он все время улыбался, но не по служебной обязанности. Каждый день в столице был праздником, и ничто не могло его испортить. Множество людей проходило через эти прекрасные врата. Это были и простые жители, и люди, состоящие в каких-либо гильдиях: маги, рыцари, продавцы (коих было больше всего) и множество других свойственных этому миру людей.
http://img114.imageshack.us/img114/8060/normalpronteraxf4.jpg
Амадис и Шедоу поспешили пройти внутрь города. Проходя под аркой, аколиту показалась, что она огромна, а город велик как никогда. Давно он не посещал столицу – с тех пор, как ушел отсюда, получив профессию служителя Господа. От южной арки шла огромная улица прямо к центру города, к площади, на которой стоял прекрасный фонтан с рыцарем посередине как знаком защищенности и непобедимости королевства людей. А на заднем плане в дали виднелся замок Пронтеры, позади которого, еще дальше, виднелась горная гряда Мьолнир. Слева и справа от аллеи стояли двухэтажные домики, под окнами которых разложили свои товары бессчетное множество продавцов города Альберты. Их прилавки ломились от всевозможных товаров, о которых Шедоу даже не то, что мечтать не мог, но даже вообразить, что такие существуют. Он только было хотел остановиться и посмотреть себе посох с блестящим рубином в рукоятке, но Амадис попросил его поторопиться, ибо спешить им действительно было куда. Дойдя до фонтана, Амадис сказал, что будет ждать Шедоу завтра утром на рассвете у западных ворот города. Шедоу кивнул головой, но когда поднял ее, от Амадиса и след простыл, лишь только легкий ветерок подул послушнику в лицо.
«Да уж, уходить он умеет эффектно, на то он и убийца» – подумал про себя аколит, и маленькая ухмылка простерлась у него на лице.
Путь его теперь лежал на северо-восток города – к Церкви Пронтеры, где его ждали священники и такие же послушники, как он. Но по пути туда он не смог совладать с собой и несколько раз останавливался у прилавков магазинов, чтобы разглядеть ту или иную вещь, которую он либо давно хотел приобрести, либо никогда не видел. Но маленький кожаный кошелек не позволял ему долго стоять у витрины, ибо денег у него было только на покупку еды.
Только через два часа после расставания с Амадисом он добрался до церкви, хотя идти до сюда от центра города от силы было полчаса. Как же красиво было это здание: стены из белого камня били в глаза солнечным светом, как зеркала. Стекла были выложены различными разноцветными кусочками стекол, образовывая при этом чарующие глаз иконы. У дверей стояла стража, а в палисаднике перед главным входом стояло множество священнослужителей – от самых молодых послушников до седых священников. Через несколько минут из дверей показался патриарх, облаченный в позолоченную мантию, с белым колпаком на голове и с серебряным крестом на груди.
- Дети мои, - молвил он осиплым старческим голосом. – Настали страшные времена. Господь гневается, ибо души покойных наших братьев и сестер не могут найти своего пристанища в раю. Мы всеми силами пытаемся вернуть равновесие в мир добра и зла, но нас слишком мало. Поэтому мы были вынуждены просить помощи у Рыцарского Ордена Рун Мидгарда. Я собрал вас здесь, в этот момент для того, чтобы сказать, что завтра на утром мы выступаем в место ожидания умерших, но не упокоившихся – проклятую тюрьму ГластХейм, - в его голосе было слышно волнение и гнев одновременно. – Поэтому я прошу вас сейчас помолиться за нас, набраться сил для завтрашнего боя… ступайте, дети мои, и прибудет с вами Господь.
За этими словами патриарх зашел внутрь церкви, и двери за ним закрылись. «Завтра будет тяжелый день» - подумал Шедоу, повернулся, и медленно пошел к местной гостинице, смотря себе под ноги и размышляя о предстоящей битве.

Глава VI: Избранник Господа.
Встав на рассвете, Шедоу стал одеваться, дабы пойти на встречу с Амадисом, о которой он договорился вчера на площади. Но как только он одел свой освященный в воде крест, то неведомая сила начала, как ему казалось, уговаривать его не ходить в то ужасное место. Но все же аколит посчитал это пустым предрассудком, ибо сам он еще ни разу не был в ГластХейме. И поэтому вопреки здравому смыслу послушника, принял это за боязнь неизвестного и, выйдя тихо из гостиницы, пошел к западному входу Пронтеры.
Выйдя за ворота, Шедоу никого там не обнаружил. Первая мысль, которая прозвучала у него в голове: «какой же Амадис непунктуальный». Вместе с этим на его лице появилась слегка заметная ехидная улыбка.
- Зря ты так думаешь обо мне, – прозвучало у него за спиной. – Видимо ты забыл то, что я тебе вчера говорил, – и чья-то рука опустилась на плечо послушника.
Шедоу вздрогнул и от страха зажмурился, ожидая, что сейчас его ударят. Но, подождав несколько секунд, он медленно повернулся. Это был тот самый убийца, на лице была накидка, и лишь его глаза были неподвижны, будто он что-то увидел, но и в то же время спокойны, не показывая никаких эмоций.
- Я надеюсь, ты вскоре изменишь свое мнение о нас. Я жду тебя уже полчаса на этом месте, а ты позволяешь себе такое невежество, – с явным упреком произнес ассассин. – Впредь будь бдительнее, ибо не только я один способен подойти к тебе так близко, что ты не заметишь меня… ну все. Пойдем. Время для нас – непозволимая роскошь; с появлением солнца вся нечисть возвращается обратно в ГластХейм. Мы должны закрыть им вход в тюрьму, ибо божий свет для них смертелен. Пойдем! – он махнул рекой и хотел было уже бежать…
-   Стой! Амадис, – остановил его послушник. – Мне кажется, нам не стоит туда идти…
-   Почему? – удивленно спросил убийца, но глаза его были все так же неподвижны.
- Понимаешь… дело в том, что…
- В чем дело?
-   Ну… - Шедоу опустил голову. – У меня дурное предчувствие. Моя половинка путешественника рвется в это загадочное место, но… в то же время другая половина – послушника, не пускает меня туда. Это чувство одолело меня уже давно… еще до нашего знакомства. Но последнее время оно неудержимо растет. Сейчас моя душа просто в неистовстве. Мне кажется, что мы не можем помешать темным силам на этот момент. Я еще слаб… я не могу помочь этим несчастным душам. Вдвоем мы вряд ли справимся…
-   Так… - задумался убийца. – Я предполагал это, но не надеялся, что ты это скажешь. Теперь сядь, мне надо кое-что тебе рассказать… - Амадис сел в своей обычной манере: сложив руки и опустив голову так, что челка закрывала его глаза.
- ?
- Дело в том, что ты не совсем обычный. Не я один за тобой наблюдал все это время. Даже не так сказать, что я наблюдал. За тобой я слежу только последние несколько месяцев. На самом деле тебя заметил мой давний друг. Ты приглянулся ему еще тогда, когда была та самая бойня у южных врат столицы. Тогда ты еще был молод, и не был аколитом. Тебя заметили в партии со священником, и по твоему упорству было видно, что ты ни за что не оставишь мечту стать служителем господа. Пусть тогда тебя чуть и не убили, но твоему упорству за свою жизнь удивился одинокий охотник, сидящий под большим дубом. В то время, как ты ждал своего будущего напарника, он чинил свой лук после той ужасной драки. Звать его Попович. Вот с тех пор ты находился под его наблюдением.
Долгое время мы не виделись. Дело в том, что пока он охотился в лесах Пейона и Пронтеры, я был далеко отсюда – в другом конце королевства по просьбе Гильдии Убийц. Лишь пару месяцев назад, я вернулся оттуда. Тогда то он и рассказал мне о твоем странном и удивительном внутреннем мире. Сейчас его попросили поехать в пляжный город Комодо – город фейерверков. Поэтому за тобой присматриваю я.
- Но… но почему вы так заинтересовались мной? – с огромным удивлением на лице спросил аколит: его глаза смотрели все время на Амадиса, и сам он даже не подозревал, что может быть кому-то интересен.
- Как я сказал, ты необычный аколит. Много лет назад мы с Поповичем путешествовали вместе. Тогда я был еще обычным воришкой, а он простым лучником. Однажды, нас занесло в пограничный город Аль де Баран. Там мы прожили наверно несколько месяцев. Так вот однажды, внутри часовой башни мы встретили седого старика. Он выглядел задумчиво.
- Что с вами, - спросил Попович тогда. – Вы себя плохо чувствуете?
- Нет, спасибо, – ответил старик все с тем же выражением лица. – все в порядке,  вот только вы ребята сюда не спроста зашли…
- Что?! – прокричали мы вдвоем тогда.
- Объясните, пожалуйста, что значит «не спроста»? – спросил тогда я.
- Дело в том, - сказал он мне спокойно тогда, – что твой друг, – он показал на Поповича – в будущем найдет аколита, способного очистить проклятую тюрьму, известную в народе, как ГластХейм. Даже вся Церковная Братия Королевства Рун Мидгард не была в силах, не может и не сможет успокоить души всех умерших. Только тот мальчик знает ответ на этот вопрос, но дело в том, что сам он это сделать не сможет. Только вы сможете открыть его сердце и помочь постичь тайну сией загадки, - с теми словами старик растворился в синем тумане, оставив нас в состоянии удивления, ужаса, но и одновременно любопытство и радость заиграли в наших душах. Эти слова до сих пор звучат в моей голове. С тех пор мы поклялись найти этого мальчика. И сейчас, видимо мне кажется, что наши поиски окончены. Поэтому, мы не пойдем в ГластХейм. Теперь наш путь лежит в далекий город Аль де Баран. Мы должны найти ответ на эту историю.
- Но… но… - заикаясь, прошептал Шедоу. – Чем я лучше других? – он посмотрел на свои ладони, глаза его заблестели, на лице появилось выражение скорби, как будто он не понимал, что происходит. – Я не могу быть особенным… Амадис! Объясни мне, что со мной происходит? Мне не по себе! – он зажал лицо руками.
- В чем дело, Шедоу? – Амадис поднял голову, и с удивлением, приподняв руки, спросил аколита. – Ты себя нормально чувствуешь? – впервые за все время пребывания их вместе глаза убийцы показали страх.
- Нет! Мне плохо… - дрожащим голосом тихо проговорил ХеалШедоу. – Что со мной? Моя душа просто разрывается, в голове непонятные стоны, она просто раскалывается!!!
Вдруг послушник схватился за свою голову, на его лице появилось выражение неистовых мук. Складывалось такое ощущение, что он сейчас закричит. Ассассин тут же вскочил, подбежал к аколиту, но тот, видимо не выдержав боли, упал в обморок. Амадис еле успел подхватить его. В его голове сейчас кружилась только одна мысль: «зачем я сказал это ему? Видимо, он еще не должен знать этого».
Он поднял послушника, взял на руки и понес в город, опустив свои глаза вниз.

Глава VII: Начало священного пути.
«Что случилось? Почему у меня болит голова? – как только эта мысль пронеслась в голове у Шедоу, он почувствовал резкую боль. – Ай… я не понимаю, почему все так темно и холодно… но … что это за звуки?»
Ему показалось, что кто-то шепчется вдали. С каждой секундой этот шепот приближался и превращался в тихую плавную речь. Можно было понять, что говорят мужчина, молодой парень и девушка. Вскоре Шедоу начал различать слова.
- …давно он в таком состоянии? – молвил, взволновано голос молодого человека.
- С сегодняшнего утра, - спокойным голосом с кажущимся по началу равнодушием произнес мужчина. – Это я виноват. Мне не следовало ему говорить все сразу…
- То есть он уже больше девяти часов не приходит в себя? Боже ж ты ж можешь ты ж… - сказал молодой человек.
- Смотрите, он весь в поту, у него жар… - тихо произнесла девушка с жалостью в голосе.
- Дафни, а почему ты не можешь его вылечить?
- Понимаешь ли, Алу… «Лечение» способно исцелить только физические раны, но не духовные. А по словам Амадиса Шедоу упал в обморок от сильного душевного потрясения.
Аколит незаметно приоткрыл глаза так, чтобы никто не заметил. У окна, глядя вдаль, стоял, скрестив руки, убийца со все тем же спокойным, невозмутимым выражением лица, на котором не было ни улыбки, ни грусти. Глаза его были неподвижны и смотрели в одну точку. Складывалось такое ощущение, что он о чем-то глубоко задумался.
Возле двери, оперевшись спиной на стену, стоял бард. Синяя челка закрывала ему глаза. Он подпер голову рукой, и, казалось, о чем-то размышлял. Лютня его стояла рядом. На ней было много царапин, что говорило о недавней драке, которая, скорее всего, была в ГластХейме, так как из его сумки виднелись гнилые бинты и полосатые майки заключенных.
Рядом с кроватью, на которой лежал аколит, на стуле сидела пристка с ангельскими крылышками на голове. Она, сложив руки, смотрела на барда с таким лицом, как будто ждала от него помощи или поддержки. На рукаве ее платья был порез, который, как предположил послушник, она получила в проклятой тюрьме.
- М-м-м-мда… я предлагаю завтра утром собраться и вчетвером отправиться в Аль де Баран, - предложил Алукард, посмотрев на Амадиса, стоящего к нему спиной. – Возможно, как ты сказал, там мы найдем того мудреца. Как я вижу, Шедоу необходима его помощь, ибо даже у меня в голове все перепуталось.
- Да… возможно мы так и поступим, - монотонно произнес ассассин. – Но не завтра…
- Почему?! – в один голос спросили Алу и Дафни.
- Сегодня утром, когда я ждал Шедоу, ко мне прилетел Скерцо – сокол Поповича, - Амадис опустил голову и, закрыв глаза, продолжил говорить. – Он принес мне весточку от старого друга. Завтра он приезжает в Пронтеру. Мне надо встретиться с ним, ибо именно нам вдвоем нужно посетить того старца. Тем более, я думаю, вы будете не против, если мой товарищ составит нам компанию.
- Мне нравиться эта идея, - улыбаясь, произнесла пристка. – Я надеюсь наш аколит поправиться к утру.
- Ну ладно, - зевая, произнес Алукард. – Уже поздно… Дафни, пойдем. Пора уже спать, - он махнул рукой, как бы зовя ее с собой.
- Угумс, - с улыбкой на лице ответила Дафни.
Затем они оба вышли из комнаты. Амадис продолжал стоять у окна неподвижно.
- Это правда? Что во мне такого особенного? – спросил аколит.
Амадис молчал, как будто не обращал внимания на речи Шедоу.
- Что мы должны найти в Аль де Баране? И… о чем ты хотел сказать, когда говорил, что у меня есть какие-то нераскрытые способности?
- На все свои вопросы ты узнаешь, приехав туда, - говорил убийца все в том же спокойном тоне, глядя в то же место, что и раньше. – Возможно, завтра ты сможешь поговорить с моим другом…
- …Поповичем, - прервал его послушник. – Я все слышал, извини…
- Ничего… - Амадис закрыл глаза и замолк минуты на две. Затем он посмотрел на Шедоу и продолжил. – Последнее время он много времени посвятил этому. С тех пор, как я нашел тебя, Попович все пытается отыскать этого мудреца.
- Ну и как? – с изумлением спросил аколит.
- Ходят слухи, что он давно умер, но это слухи, - Амадис опять повернулся к окну. – Завтра я спрошу у Поповича, он должен знать больше. Но как бы то ни было, мы все поймем, приехав в пограничный город. А теперь набирайся сил. Ты еще слаб…
- Хорошо… спокойной ночи, Ама… хм… - Шедоу оглядел комнату: на месте, где стоял убийца была пустота, лишь лунный свет падал там на пол из окна, свечи потухли от легкого мимолетного ветерка, вся комната в момент потемнела.
«Красиво и тихо» – улыбаясь, подумал Шедоу…

Глава VIII: Утро «новой жизни».
Шедоу проснулся от лучей солнца, светивших ему прямо в лицо. Потягиваясь, он встал с кровати, почувствовав огромное облегчение. Вчера ему было ужасно плохо, и поэтому сейчас он испытывал приятное чувство бодрого духа. Одевшись, он спустился на первый этаж в гостиную.
Хотя комната была на теневой стороне дома, здесь все равно было светло, так как витрина магазина напротив отражала солнечный свет прямо в окна гостиницы. На диванчике, стоявшем рядом с маленьким столиком в центре помещения, лежала гитара, накрытая длинным шелковым плащом. На столе лежали библия с крестиком, повязка убийцы и сумка с разными маленькими вещицами. Из нее выглядывала маленькая баночка в форме пузырька. Она сверкала в лучах солнца ярким синим цветом. Аколит подошел к столику, вытащил ее из сумки и прочел надпись на ней: «Синее зелье», выведенную прописными буквами. Он начал разглядывать содержимое бутылочки, но тут из соседней комнаты послышался звонкий женский смех и стук столовых приборов. Послушник повернулся и увидел, что в соседней комнате стоял большой стол, один край которого виднелся в большом проходе. Шедоу пошел на привлекшие его внимание звуки, аккуратно выглянул из-за стены и оглянул все помещение.
Это была кухня: в дальнем углу стояла плита, на которой кипел чайник, рядом стояла тумбочка, на которой лежали нож, доска и другие столовые приборы. Справа от плиты было окно, из которого все так же на пол падали яркие лучи. В центре кухни стоял тот самый большой стол, который занимал большую часть комнаты. И на другом его конце сидели Алукард, Дафни в центре и с другого края – Амадис.
Бард, жуя, что-то усердно рассказывал, активно размахивая руками. Его тарелка была полна бутербродов, а рядом стояла чашка с чаем. Дафни уже поела и, закрыв рукой свои губы, смеялась так, что складывалось ощущение, что она сейчас просто задохнется *^_^ =)*. Амадис сидел как всегда невозмутим с чашкой в руке.
- … и вот пошле этого он упал на жемлю и ш довольным видом произнеш: «Я мштю, и мштя моя штрашна». Пошле этого… эм… - Алукард дожевал бутерброд, повернулся в сторону Шедоу, улыбнулся и сказал. – О! Друг мой, ты уже проснулся? Присоединяйся к нам. Тебе надо поесть, а то ты со вчерашнего вечера ничего не ел.
- Алу, а ты знаешь, что разговаривать с набитым ртом – неприлично?
- Разве? Ты правда так думаешь?.. я пошутил (улыбнулся). Знаю, но тут такая история! Я просто не мог удержаться и рассказать Дафни про то, как мы с тобой вместе тогда в подземелье три года назад убили на глазах у мечника и мага, им на зависть, скелета воина… помнишь? Так вот, продолжаю…
- Стой, стой! Помню,  успокойся. Ты поешь сначала, а то смотри: все уж давно позавтракали, а ты еще даже, грубо говоря, и не начал. – улыбаясь, Шедоу перевел взгляд на Дафни и спросил. – Что со мной было? Я чего-то не помню ничего со вчерашнего утра.
- У тебя был жар, и ты весь день пролежал в кровати. Мы думали, что ты будешь в таком состоянии еще дня два. Но видимо у тебя сильная воля, если ты так быстро поправился. Из тебя выйдет отличный священник, - он улыбнулась, взяла свою тарелку и понесла ее к раковине.
Аколит перевел взгляд на Амадиса. Он пил чай, опустив голову и смотря на стол. Он явно о чем-то размышлял.
- С тобой все в порядке, Амадис? – спросил послушник.
- Да… все хорошо, друг мой, - ответил, не пошевелившись, убийца. – Через пятнадцать минут мы идем на встречу с Поповичем на главную площадь…
- Я думаю, тебе шледует пойти ш нами. Прогуляешьшя, подушишь щвежим вождухом, да и прошто придешь в шебя…
- Алукард! Я тебе что говорил?
- … пардон. Привычка, - он улыбнулся и развел руками.
После этого Шедоу быстро поел и пошел в свою комнату одеваться…

continue...

Отредактировано ХеалШедоу (2006-11-09 00:03:18)

0

2

Глава IX: Дурные вести.
Было ужасно жарко, и солнце никого не щадило. Но не смотря на это, на улице кипела жизнь. Вдоль главной аллеи Пронтеры на тротуарах расположилось множество торговцев, кузнецов и алхимиков, выкладывая свои товары на показ людям. Вокруг каждой палатки стояло как минимум человека три, разглядывая прилавки. Улица была полна народу, идти свободно можно было лишь только по центру. Шедоу посмотрел налево и увидел огромную толпу народа, которые окружили маленький участок улицы. Там явно что-то происходило. Аколит подбежал к этой группе людей и увидел, что они стоят вокруг какого-то человека, одетого в роскошный желтый плащ с различными золотыми нашивками. На нем сидело коричневое кашне, а сам человек держал в руке длинный белый посох с драгоценным камнем на конце. Это был волшебник.
Он начал что-то шептать и вокруг него начался образовываться круг с различными иероглифами, которые послушник видел раньше, но очень давно, из-за чего не мог вспомнить, что они означают. Вдруг он резко крикнул «Снежная буря !!» и через мгновение откуда-то сверху начал падать снег. Люди с радостью начали прыгать от радости и аплодировать визарду. В такую жару он знал, чем обрадовать людей.
- Шедоу! Ты идешь? – окликнул послушника Алукард.
Аколит обернулся и увидел, что там где стоят его друзья, нет никакого снега и все еще так же ярко светит солнце. Он подбежал к Алукарду и Дафни, шедших рядом друг с другом и медленно пошел за все группой, все время  оглядываясь в разные стороны, чтобы посмотреть что-нибудь интересное.
Впереди всех не спеша, был Амадис. Он  шел, сложив руки на груди, и все время смотрел вперед, на площадь, где они все должны были встретиться с Поповичем. За убийцей следовали Алукард и Дафни, держа его за руку. Бард все время что-то шептал пристке, из-за чего она все время смеялась.
Компания друзей и не заметила, как подошла к центральной площади. Они встали с северной стороны фонтана и начали ждать появления того самого охотника. Амадис все время оглядывал улицу, пытаясь видимо разглядеть своего старого друга. Вдруг он ринулся с места и побежал к западной улицу. Алу, Дафни и Шедоу обернулись и увидели, как убийца жмет руку какому-то человеку. Но исходя из того, что над ним летал Скерцо, все сразу поняли, в чем дело и побежали к ассассину. Рядом с Амадисом стоял охотник в белой рубашке, зеленых джинсах, с коричневым котелком на голове, с охотничьим луком за спиной и колчаном стрел на поясе.
- Здравствуй, старый друг! – сказал Амадис, и впервые на его лице выступила, хоть и не большая, но все же улыбка, больше похожая на ухмылку.
- Ну, здравствуй, Амадис, - ответил ему охотник. – Познакомишь? – он показал рукой на троицу стоявшую за убийцей и усердно разглядывавшей хантера.
- Ну, вот тот самый аколит, о котором я тебе рассказывал, да и которого, как я думаю, мы искали, - ответил ассассин, положив руку на плече послушника. – Звать его ХеалШедоу.
- Да уж, такое имя ему явно дано не с проста, – улыбаясь, ответил охотник, и пожал руку Шедоу.
- Бард, стоящий позади – верный друг нашего послушника…
- Алукард. Приятно познакомиться, - музыкант пожал руку хантеру и поклонился.
- Ну, а это Дафни. – Амадис провел рукой в сторону пристки. – Она священник и путешествует с Алукардом.
- Ну что ж, приятно познакомиться. Меня зовут Попович, - он выставил локоть левой руки, громко свистнул, и через мгновение ему на руку села красивейшая птица с коричневым оперением и острым желтым клювом. – А это, как вы уже догадались, Скерцо – мой лучший друг и помощник. Амадис,  я могу с тобой поговорить наедине?
- Конечно, друг мой, - они отошли в сторону.
- Шедоу, - крикнул Попович. – Я думаю, тебе тоже следует послушать.
- Бегу… - крикнул аколит, завершая беседу с бардом и присткой.
Через мгновение послушник уже стоял рядом с охотником и убийцей. Амадис вновь принял свои «равнодушный» вид. На лице охотника явно можно было увидеть недовольство и отчаяние одновременно.
- Так вот, тот самый старик… в общем, болен он. Люди говорят, что ему очень плохо последние несколько недель. Я думаю нам надо поторопиться в Аль де Баран, ибо мы можем просто не успеть.
- Видимо, это связано с ГластХеймом – сказал аколит.
- Скорее всего, это так, друг мой, - ответил убийца. – Этот мудрец не простой человек. Он провидец, и недавняя активность нечисти явно убивает его духовно. Многие говорят, что он должен был умереть еще тридцать лет назад, но его душа поддерживает физическую стойкость. Поэтому он жив только благодаря сильной воле и огромной вере в господа…
- Так,  сегодня вечером выдвигаемся, - с серьезным голосом сказал хантер. - Путь до пограничного города не легкий, до него два дня пути. Поэтому чем раньше вы выйдем, тем быстрее доберемся до города. Встречаемся в семь часов на этом же месте. Теперь мне надо идти. Я буду вас ждать. До свиданья.
- До свиданья – ответил Шедоу.
- До встречи, старый друг, - промолвил тихо Амадис…

Глава X: «…чем хороша партия».
Вечер того же дня. За окном уже сумерки. Шедоу сидит, читает какую-то книгу, Амадис как всегда стоит перед окном, Алу и Дафни разговаривают, сидя на диване.
- Пора идти, - тихо сказал убийца. – Собирайтесь, мы выходим.
-  А не рано? – удивленно спросил Алукард.
- Попович всегда приходит раньше намеченного срока, поэтому, чем раньше мы выйдем, тем быстрее отправимся в Аль де Баран.
- Ну… - с каким-то недовольством в голосе вымолвил бард, - как скажешь.
С этими словами они все встали и направились к выходу. Время было без пятнадцати семь.
Вдруг Шедоу почувствовал резкую боль, из-за которой чуть не упал, успев опереться о стол, стоящий у двери.
- Что с тобой, Шедоу? – подбежала к нему Дафни.
- Да, нет… - стиснув зубы, проговорил послушник, - вроде прошло…
- Будь осторожней и бдительней, пожалуйста, - сказал Амадис. – Пойдемте.
С этими словами вся компания вышла из гостиницы и направилась по уже темной улице к центру столицы. На улице стояла тишина, и было даже слышно, как в пригороде кузнечики играли на своих скрипках. Главная аллея была пуста, вокруг фонарей кружили мотыльки, ставни окон любого дома, на который не посмотришь, были закрыты.
Друзья подходили к фонтану. На площади стоял какой-то человек, на которого сзади падал свет от фонаря, поэтому нельзя было сказать кто это. Человек повернулся, и Шедоу увидел у него на локте какую-то птицу. Он сразу понял, что это Попович и Скерцо. Охотник отпустил сокола, и тот начал летать вокруг площади.
- Приветствую вас, друзья мои, - тихо сказал хантер. – Я надеялся, что вы придете пораньше… пойдемте, нам далеко идти, - с этими словами он пошел к тому самому замку, который Шедоу увидел, впервые войдя в Пронтеру.
Это была огромная крепость, возвышающаяся над всем городом. Она была окружена рвом с водой. Друзья прошли по железному мосту и вошли внутрь. Перед ними раскинулся длинный зал. На потолке висели большие стеклянные люстры, украшенные различными драгоценностями. У стен стояли всевозможные доспехи рыцарей и крестоносцев. Там можно было увидеть различное оружие, скованное самыми известными кузнецами. Шедоу пригляделся один из посохов в виде скипетра, сделанного сплошь из золота. Он подошел к этому великолепному оружию и прочел надпись на нем: «Золотой Жезл, выковала кузнец Страшная».
- Ухты! – подумал про себя аколит. – Это ж надо, я и не знал, что она была придворным кузнецом и ковала такое…
- Шедоу! – окликнул его Алукард. – Ты идешь?
- Иду, иду…
Слева и справа были лестницы, ведущие на верхние этажи здания. Они были украшены позолоченными перилами и рукописью известных художников.
Выйдя из последних дверей, компания оказалась на большой площади. Теперь Шедоу понял, что это вовсе не один большой оплот, а пять небольших замков, стоящих крестом в Царстве Валкирий, как называют это место жители Мидгарда.
Здесь стояло несколько фонтанов, и вдоль замков аккуратно были посажены в линию красивые деревья. Аллея вымощена белым камнем и ведет прямо к центру огромного бастиона, освященного синем пламенем от факелов на его стенах.
Вся компания вышла из северных ворот, и перед ними предстал лес: ночной, тихий, прекрасный. Чуть вдали виднелись возвышенности, за которыми была видна горная гряда Мьолнир.
Группа выдвинулась вперед, и ребята пошли по вытоптанной между деревьями еле видной в темноте дорожке. Впереди всех шел Попович, так как следопыт – одна из основных его профессий. За ним в стороне следовал Амадис, в руках он сжимал два ледяных катара. Было понятно, что он был начеку, хотя по его лицу это не скажешь: спокойные (как всегда) глаза, равнодушное выражение лица. За ним, почти рядом, шел Шедоу, постоянно оглядываясь по сторонам, заметя какого-нибудь смешного монстра, живущего в пригороде столицы. Ну а поодаль сзади шли Алукард и Дафни.
Так они, не спеша, дошли до тропинки, идущей вверх в гору, являющейся одной из множества каменных глыб этого перевала. Склон был невысоким, поэтому через пять минут они уже стояли на вершине этого холма, глядя на раскинувшуюся перед ними небольшую горную долину.
Растения здесь были выше человеческого роста, в цветах которых мог поместиться не один десяток людей. Повсюду были скалы, земля была усеяна росистой ярко-зеленой травкой, которая сливалась в единый ковер.
- Тихо… здесь уже не так безопасно – прошептал Амадис. – Держимся ближе друг к другу, не расходимся.
И действительно, прислушавшись, можно было услышать различное шуршание, шип из кустов, похожий на звуки каких-то насекомых.
- Это долина аргосов и агриоп – огромных хищных насекомых, - тихо произнес Попович. – Мы вошли в их владения, поэтому нам лучше не встречаться с ними.
Убийца достал свои катары из-за спины и скрестил их перед собой, готовясь к неожиданному нападению. Он медленно бесшумными шагами начал двигаться вперед. Попович взял в руки лук и достал из колчана стрелу с пропитанной на наконечнике ватой. Затем он поджег ее и, натянув тетиву, застыл в таком положении, глядя в одну точку и ожидая появления врага. Лишь только свет от того маленького огонька мерцал во мраке. Шедоу встал позади него, схватившись за свою булаву…
Вдруг позади послышался женский крик. Ребята обернулись и увидели, как Алукард отбивался своей лютней от огромного паука, закрывая собой Дафни. Та стояла за ним и, закрыв руками нижнюю часть лица, смотрела испуганными глазами на происходящую перед ней драку.
Аргос был барду ростом по пояс. Он смотрел на Алу всеми восемью блестящими красными глазами, подняв вверх передние лапки, пытаясь схватить своего соперника. Он выпустил струю паутины, пытаясь обездвижить музыканта, но умение обращаться с луком сыграло свое, и Алу успел вовремя увернуться так, что ловушка улетела в кусты. Ловким движением он размахнулся и ударил паука в бок, тот отлетел на три метра влево и, ударившись о дерево, упал брюхом кверху. Это дало бы время добить насекомое, пытавшееся безуспешно перевернуться. Но бард опустился на левое колено и согнулся, скрестив руки на груди. Его лицо выражало нестерпимую боль: глаза сильно сожмурены, на лбу выступил пот…
- Алукард!! – кинулась к нему пристка. – Что с тобой?! Тебе плохо? – она опустилась рядом с ним на колени.
- … яд … он отравил меня… - бард показал ей свою левую ногу: джинсы были разорваны в нижней части. На коже была царапина, из которой текла кровь. Это место сильно распухло. Видимо, когда музыкант ударил аргоса, тот успел зацепить его своими ядовитыми зубами.
- Боже мой! Держись!.. сейчас… - Дафни достала из своей сумки зеленый стебелек с листьями, сильно сжала его и вылила на рану сок этого растения. Алу сразу стало легче. Он перестал чувствовать боль, яд исчез. Но встать он все еще не мог, он был слишком слаб. Тогда Дафни поднесла к нему свои ладони, тихо что-то сказала, и тогда вокруг Алукарда на несколько секунд взмыл в небо ярко зеленый прозрачный столб света из блестящих искр. Кровь перестала идти, рана начала затягиваться, а потом и вовсе исчезла, опухоль спала и единственное, что могло сказать о недавнем ранении – разорванные джинсы.
Алукард встал с таким видом, как будто у него прилив сил.
- Спасибо, Дафни… - улыбаясь, посмотрел он на нее.
В этот момент он повернулся, чтобы добить аргоса и с трудом успел увернуться от летящей в него паутины. Пока Алу оправлялся от раны, паук успел перевернуться. Но музыкант не растерялся, схватился было за свою лютню, чтобы нанести удар по насекомому, но аргос вдруг упал на землю как бы разрезанный надвое. Чуть дальше бард увидел маленький огонек – это была горящая стрела в земле. Обернувшись, он увидел Поповича, держащего перед собой лук с натянутой в тетиве еще одной огненной стрелой.
- Ух… - вздохнул Алу. – Еще бы немного, и этот паучок меня бы живьем… - он тяжело опустился на колени и закрыл глаза.
- Слава богу, все обошлось… - сказала Дафни, глубоко вздохнув. Затем она села рядом с бардом и положила свои руки ему на плечо.
- Поэтому я и говорю, что надо держаться вместе и не отходить друг от друга далеко, - сказал Амадис, смотря на них своими равнодушными, не смотря на ситуацию, глазами. Маска скрывала нижнюю часть его лица, из-за чего нельзя было увидеть, что он чувствует и думает в данный момент.
- Я предлагаю сделать привал до утра, - сказал охотник. – В темноте сложно биться с этими тварями, - он посмотрел сначала на убийцу, потом на аколита. – С рассветом выдвинемся дальше. Я на всякий случай окружу эту поляну капканами, а то мало ли что.
- Хорошо, друг мой, - промолвил ассассин, убирая свои катары. – Я останусь на дежурстве, чтобы вы могли выспаться, - с этими словами он сделал длинный прыжок вверх и мгновенно оказался на верхушке большого цветка, размером с двухэтажный дом.
Ребята развели костер и легли спать вокруг него, пытаясь не думать о произошедшем…

Глава XI: «Музыка спасет мир!».
Шедоу проснулся от какого-то хруста в кустах. Он, продирая глаза, начал вглядываться в то, что там ползло. Это была обычная фабре. Поняв, что ничего опасного не случилось, он повернулся на другой бок, пытаясь снова уснуть. Но тут он понял, что уже скоро подъем и засыпать – не имеет смысла. Было еще темно, но на западе темная синева ночи была уже не такой густой. На фоне черной тени гряды Мьолнир восходило солнце, небо вокруг скал было лазурно-голубым, но долина, в которой находились друзья, была еще во тьме.
- Минут через тридцать эту поляну покроют солнечные лучи, - послышался голос сзади. Аколит обернулся и увидел Амадиса, сидящего на корточках рядом с ним. – Пора уже вставать и отправляться в дорогу…
- Да уж… ребята! Просыпайтесь! – сказал Попович, уже видимо давно вставший, так как Шедоу не сразу заметил его отсутствие.
- …ммм… а можно еще чуть-чуть… - послышался сонный голос Алу.
Рядом лежала Дафни, еще спящая. Бард лежал рядом, обняв ее. Под головой у него была сумка, а курткой он накрыл пристку вместо одеяла. Оба лежали, прижавшись друг к другу.
- Алу!.. хорош валяться… вставай уже, - с ухмылкой сказал Попович.
Музыкант медленно потянулся, зевнул, встал, поправил джинсы и пошел в кусты…^_^
Дафни тоже потянулась, зевнула, прикрыв рот рукой, и села у костра, накинув на себя свое «одеяло». Ей явно было прохладно, так как она немножко дрожала. И не мудрено: ночью было немного холодновато, но по утренней росе можно понять, что было очень влажно. Глаза у Дафни были сонные, и она, щурясь, смотрела на огонь, пытаясь проснуться.
- Надо, что ли, позавтракать, - сказал Попович. – У меня вроде где-то тут были яблоки и плоды батата…
Тут из кустов раздался крик отчаяния.
-    А-ай-ай-ай-ай-ай!!!!… черт!.. &!#@% – из-за дерева выбежал Алу с таким видом, что от кого-то убегает. – Уберите его! Уберите!!! Он меня хочет сожрать! – лицо его выражало испуг, но Шедоу не мог понять, почему Дафни так громко смеется.
Попович посмотрел на него, улыбнулся и, закусывая бататом, сказал:
- Алу! Ну ты чисто анекдот ходячий…- не вставая, он вытянул руку вверх вправо, протягивая стоящему рядом Амадису яблоко. Тот смотрел на происходящее, и на его лице была ухмылка. Убийца не обратил внимания на охотника и пошел к барду, нарезающему круги рядом с костром. Попович пожал плечами, сдул с плода перья от ангельских крыльев, которые были у него на голове, и принялся хрустеть спелым фруктом.
Шедоу посмотрел на Алу, бегающего по поляне, и увидел, что его плащ волочится за ним по земле, а в один из его концов вцепился… железный капкан охотника, гремя своей цепью.
- Стой… да стой ты! – сказал Амадис, затем он схватил его за плечи и показал ему, что за зверь хочет его съесть.
- Хе-хе… хм… пардон… ^_^ - он положил одну руку за голову и, закрыв глаза, улыбнулся, как будто он тут не причем. Затем он снял капкан и отдал его Поповичу, который в это время уже доедал втрое яблоко.
- Так… - охотник встал, отряхнулся и надел на себя сумку с продуктами. – Пойдемте. Если мы выдвинемся сейчас, то к полудню будем в Аль де Баране.
Затем он потушил костер водой из текшего неподалеку ручья, и компания двинулась дальше.
Проходя по долине, аколит дивился окружающему: он ни разу не был в этих краях, и гигантские цветы видел впервые. Над ними кружили пчелы, собирая нектар. Под огромными листьями блестела паутина, а у корней стояли растения, чем-то похожие на животных: они своими зубами пытались схватить все, что движется рядом с ними.
Тут ребята подошли к небольшому холму, на котором рос редкий ельник. Взобравшись на это небольшую гору, компания двинулась дальше. Но тут с одного из деревьев послышался шип, и на Амадиса кинулась огромная красная гусеница. Но многолетний опыт убийцы не позволил насекомому укусить его. Но чудище не сдавалось и отчаянно пыталось раздобыть себе еду. Попович в это время достал свой композит и начал выпускать в гусеницу по две стрелы разом, пытаясь привлечь ее внимание. Но, не смотря на его мастерство, некоторые стрелы либо отскакивали от твердой чешуи насекомого, либо вовсе пролетали мимо. Лишь только несколько из них смогли пробить броню ползучей твари и пустить ей кровь. Но насекомое не обратило внимание на ранение и лишь с большей злобой и упорством стала пытаться вонзить свои клыки в Амадиса.
Ассассин быстро достал свои ледяные катары и начал буквально «резать» чешую чудовища. Но вдруг гусеница извергла из себя какой-то кусок зеленой липкой жидкости в сторону убийцы. Тот с трудом успел нагнуться. Жидкость пролетела сбоку от него и попала на большой булыжник, стоящий у дороги возле дерева. В считанные секунды жижа прожгла в камне дыру до самой земли, а листья сверху на дереве свернулись в трубочку.
- Ух…- вздохнул ассассин. – Повезло!
Вдруг заиграла какая-то музыка с достаточно решительным ритмом, и ласкающим слух мотивом. Амадис сразу оживился и в несколько ударов оглушил насекомое, а затем вонзил лезвие прямо под сердце монстра.
Убийца стер пот с лица, повернулся и поблагодарил Алукарда, который в это время играл на своей лютне какую-то мелодию.
- Спасибо, теперь я вижу, что не зря ты стал бардом, - убирая катары, сказал Амадис.
- Да уж, песня про убийцу всегда помогала в битве… - с этими словами он закинул лютню за спину и пожал убийце руку.
- Черт!.. простите… - сказал Попович, улыбаясь и немного посмеиваясь над собой. – Чего-то я еще не проснулся…
- Ничего, бывает… - сказал убийца. – Не все же тебе нас спасать, - он ухмыльнулся и пошел вперед, прокладывая дорогу до города.

Глава XII: «Смерть части души».
Минут через тридцать пути компания подошла к небольшому холму. Ребята сильно устали, и сил идти уже почти не было, так как пройти через горную гряду оказалось не так просто – слишком уж многим захотелось попробовать от них кусочек.
Шедоу, дабы побороть усталость, со злостью понесся вверх по склону, оставив других позади. Добежав до вершины холма, он опустился на колени, закрыл глаза и тяжело вздохнул. Отдышавшись, он огляделся и замер…
- Шедоу! Куда ты убежал?.. – крикнул ему Попович, прошедший только половину склона. – Что там впереди?
Аколит вскочил с довольным видом.
- Йахоу! Мы дошли! Я вижу часовую башню Аль де Барана, - и он, подняв руки вверх, начал прыгать от радости.
Остальная компания поспешила к послушнику. Когда они взобрались на холм, то у каждого из них на лице появилась улыбка. Пред ними предстала долина, окруженная лесом, в конце которой виднелись ворота города. В центре было озеро с небольшим островком по центру, на котором росла светло-зеленая травяная поляна. Роса блестела в лучах солнца, из-за чего остров и озеро казались позолоченными.
http://img516.imageshack.us/img516/2264/aldebarancj8.png
Ребята поспешили к входу в пограничный город: кому-то город раскрылся впервые, кому-то просто быстрее хотелось отдохнуть. Пройдя через южный вход, Шедоу первым делом обратил внимание на огромное здание, которая могла сравниться по высоте только с башней магического города Геффен. Хоть это и была часовая башня, часы почему-то не показывали время, а наоборот: стрелки крутились как на вентиляторе. Перед ней была большая площадь, выложенная булыжником. На ней, как на площади любого большого города, суетилось множество народу: торговцы сидели со своими товарами, кто-то сидел - отдыхал, кто-то искал себе напарника… Башню и площадь окружал большой и глубокий водяной канал. Вода была в нем настолько прозрачной, что даже на его дне были видны отблески солнечных лучей от лежавших там монет, которые многие любят бросать на счастье.
http://img516.imageshack.us/img516/3852/normalaldebaranec6.jpg
Справа от входа в город друзья увидели водяную мельницу; над ее входом висела таблица «магазинчик». Потому то сюда бегало большинство людей, чтобы обменять свои товары на продукты или волшебные предметы. Рядом, чуть выше, на холмике стоял вроде ничем не примечательный домик, но возле него стояло человек пятнадцать, и настроение у них было явно не веселое. Возле входа сидела пожилая женщина в черном платье и горько плакала, говоря что-то окружающим. В голову сразу стали лезть дурные мысли, и у аколита по коже пробежали мурашки…
- Не нравится мне здесь… - сказал он дрожащим голосом. – Пойдемте отсюда.
- Нет, никак, - сказал Амадис. – Это дом того старика, который поведал нам о тебе. Видимо мы опоздали.
- Надо подойти, узнать, что случилось, - сказал Попович. - Мало ли, что для нас есть.
С этими словами он пошел к домику, Амадис последовал за ним, а следом и Алу с Дафни. «Что ж, делать нечего» – подумал Шедоу, и переборов неприязнь, двинулся за ними.
Убийца подошел к одному человеку, стоящему возле домика с тележкой.
- Друг! Что произошло?.. – спросил Амадис у торговца, как он понял по началу. – Почему траур?
Товарищ обернулся. На лице у него было одновременно и равнодушие, и неуверенность. Его коричневые волосы были заплетены в косичку. На нем был надет шелковый желтый плащ, позолоченная мантия с различными узорами из мелких драгоценных камней, на фиолетовых джинсах у него был нарисован изумрудами большой четырехугольный зеленый кристалл, а к ботинкам были прикреплены белоснежные крылья. В тележке у него лежало много пустых колбочек и пузырьков, тарелок и всевозможных трав. «Хм… не уж то алхимик?» спросил себя послушник. И действительно: взглянув на рукав мантии, он увидел золотой лист, окруженный таким же кольцом – эмблему алхимиков.
- Да… вчера вечером, часов в семь старик тут помер, - сказал он с грустью, - говорят, мудрец он был местный, возглавлял совет старейшин. Да и в травах хорошо разбирался. Жалко старушку, одна она осталась…
- Хм… - задумался Попович, - … так вот что случилось с Шедоу вчера вечером, - сказал он не громко Амадису и тому товарищу.
- Видимо у него была тонкая душевная связь со старцем, и когда тот умер, Шедоу ощутил резкую утрату внутреннего мира, - пояснил Амадис.
- Шедоу? Аколит? – спросил с удивлением алхимик, - так он с вами? – в его глазах заиграл огонь.
- Да… а что случилось, - резко сменил тон охотник, - что-то важное?
- Вообще-то старец перед своей смертью велел передать кое-что молодому аколиту по имени ХеалШедоу, - сказал химик. – Я знаю его с молодости, он помогал мне получить свою профессию. Поэтому он попросил меня об этой услуге.
- Шедоу! – крикнул охотник. – Подойди, пожалуйста!
Аколит нехотя подошел к троице.
- Здравствуй, ХеалШедоу – алхимик крепко пожал ему руку так, как будто перед ним стоял сам Conan или Omg. – Меня зовут Anathema, но вы меня можете звать просто – Фео. Мудрец, что обнаружил в тебе особые способности, просил тебе сказать, что у него был ученик – волшебник. Сейчас он живет в Морроке, тебе необходимо найти его, ибо он знает все, что увидел в тебе мой покойный учитель, - тут он закрыл глаза и помолчал несколько секунд. – Извини… так вот этот волшебник должен тебе помочь.
- Но я так и не понял, что такого особенного во мне есть, что видят другие, но не могу заметить я? – с удивлением спросил аколит.
- Это-то он тебе и объяснит… вы позволите мне к вам присоединиться? – спросил с надеждой на лице Anathema. – Мне тоже надо в Моррок, только там я могу найти ингредиенты для некоторых из моих зелий.
- Мы будем только рады, - послышался голос Дафни.
- Да, присоединяйся к нам, - поддержал ее Алукард. – Извините, но мы слышали ваш разговор… да уж… я просто даже не знаю что сказать…
- Видимо нам придется долго бегать вместе, - улыбаясь, посмотрела на послушника Дафни. – Мне начинает нравиться это путешествие.
- Ну что ж, друзья, - сказал Попович. – Мне очень жалко, что в нашем приключении случилась такая черная полоса, но нам видимо придется скоро опять отправиться в далекий путь. Пойдемте, что ли поищем себе пристанище на пару дней, - и с этими словами компания вместе с новым другом пошла к местной гостинице…

continue...

Отредактировано ХеалШедоу (2006-11-09 00:05:32)

0

3

Глава XIII: «Аль де Баран – город великих путешественников».
Ребята поселились у одной из местных старушек, сдававших свой дом в аренду на проживание. Им предложил это сделать Anathema, так как он тоже расположился у одной из таких. В доме  до тех пор кроме него жила только хозяйка, и несколько комнат оставались пустыми.
Весь следующий день друзья бегали по городу в поисках продуктов и экипировки, так как Аль де Баран прослыл как город уже состоятельных граждан Мидгарда. В связи с этим здесь нельзя было увидеть простых торговцев дешевым лутом. И даже самих торговцев то тут было мало: большую часть магазинов раскладывали кузнецы да алхимики, давно уже познавшие мастерство торговли.
Первым, как ни странно, поднялся Алукард. Обычно он любил  поспать подольше, но сегодня он явно куда-то торопился. Алу быстро оделся, поцеловал спящую Дафни и побежал завтракать.
Влетев в кухню, он первым делом калил себе в чашку кипятка из чайника… «Хм… а почему чайник горячий? – спросил он себя. – Хозяйка же вроде спит еще.» Он обернулся и увидел Амадиса, спокойно пьющего чай. Пускай Алу и поднялся первым, но убийца не только не вставал – он даже и не ложился в кровать. Никто из друзей даже и не знает, когда он спит и спит ли он вообще. Но когда бы вы на него не посмотрели, уставшим вы его застать не сможете.
- Эм… а… ты… - промычал Алукард, сделав глупое выражение лица. Затем он почесал затылок и подошел к столу.
Амадис поставил стакан и, не смотря на барда, сказал:
- Садись. Возьми бутерброд и позавтракай нормально, - он показал ему на тарелку с едой, стоящую посередине стола. – Не спеши, он еще не ушел и стоит на площади.
- Кто?.. Кузнец?.. - удивился Алу. – Откуда ты знаешь, зачем я так рано встал?
Амадис посмотрел на него в своей обычной манере, ухмыльнулся и продолжил пить свой чай.
- А… ну да… - тихо сказал себе бард. Затем он быстро заглотил завтрак и выбежал из дома.
Как только дверь захлопнулась, в дверях кухни показался ХеалШедоу с заспанными глазами и в ночной пижаме.
- Кто это был? – зевая, спросил он.
- Алукард… он в магазин побежал, - сказал убийца. – Видимо приглядел себе кое-что…
- С чего это его вдруг так пробрало?.. Ух… - аколит потянулся и продолжил. – Надо позавтракать и тоже кое-куда сходить, - он взял чашку и начал готовить себе поесть.
- Я схожу с тобой, - Амадис встал и поставил свой стакан в раковину. – Мне тоже надо купить себе пару новых лезвий…
Затем Шедоу быстро поел, оделся, и они вместе отправились в центр города.
На улице светило солнце, и когда они шли по аллее вдоль канала, послушник все время жмурился, так как солнечные лучи отражались от зеркальной поверхности воды и падали ему прямо на лицо. Кто-то сидел на скамейке, разговаривал или просто наслаждался хорошей погодой. Некоторые умельцы даже сидели на канале с удочками.
На площади была, как всегда, суета – каждый чего-то хотел. Но друзьям надо было управиться с делами к вечеру, поэтому они решили не уподобляться людям, бегающим по площади и ищущим сами не зная что.
Первым делом Амадис купил себе два новых огненных катара и пять кристаллов оридекона – волшебного металла, закаляющего любое профессиональное оружие.
- Так… - он завернул лезвия в ткань и положил их себе в сумку. – Теперь займемся твоими проблемами…
- Мне надо найти магический посох и несколько зелий из синей травы. Они бы нам пригодились в нашем дальнейшем походе в Моррок.
- Мда… - убийца задумался. – Сейчас их найти довольно трудно. Я за последний месяц видел только трех торговцев, распространяющих этот товар.
- Ну вот, отлично! – огорчился Шедоу. – Ладно… все равно надо попробовать.
- Ну, это да… а зачем тебе магический посох? – спросил ассассин. – Разве изогнутый посох не лучше?
- Посох с кристаллом ничего мне дать не может. Он лишь чуть-чуть усиливает мои способности. А магический посох хоть и не так силен, но я смогу вставить в него символы местных животных, которые помогут мне в нашем длинном путешествии, - тут он увидел на прилавке рядом то, что искал. – ВО! Вот же он!
Аколит незамедлительно заплатил торговцу денег и с довольным видом засунул посох себе за пояс.
- Отличненько, - с улыбкой сказал он и оглядел площадь. – Хоть что-то смогли купить. Давай все же посмотрим, может кто-нить все таки тут распространяет это зелье.
С этими словами они начали поиски. Но к кому бы они ни подходили, не могли найти этого волшебного напитка. Только один раз друзья увидели торговца с баночками с синей жидкостью, но цену он выдавал за низ чуть ли не в три раза больше, чем они стоили на самом деле.
Вечером Шедоу и Амадис пришли домой уставшие и мокрые – на улице было темно и сыро – шел дождь. Аколит к тому же еще был и расстроенный.
- Чего такой разбитый? – спросил Фео.
- Да, зелье найти не смог одно, - с досадой сказал Шедоу. – Весь город оббегал, но так и не нашел.
- Синее что ли?! – с насмешкой сказал алхимик.
- Да… - Шедоу уже совсем померк. Он чувствовал, как будто его в чем-то обвиняют.
- Дык че ж ты молчал то? – с улыбкой на лице сказал Фео.
Шедоу с недоумением посмотрел на него.
- Давай я тебе сварю парочку… - сказал с довольным видом алхимик. – У тебя синяя трава есть?
- Есть, таскаю с собой на всяк пожарный, - все еще не понимая, сказал аколит.
- Ну вот и славно, - Anathema взял траву, и пошел в свою комнату, которая видимо была одновременно и лабораторией.
В это время в комнату вошла Дафни, видимо она была чем-то расстроена, ибо улыбки на ее лице не было.
- Вы не видели Алу, м? – спросила она огорченным голосом.
- Так он же вроде с утра на рынок убежал… - сказал Амадис. – Разве еще не вернулся? – он улыбнулся.
Шедоу прочел по его глазам, что он знал, где сейчас бард. Он просто не хотел говорить это присточке.
- Неа… ум… - она села на диван и скрестила руки на груди с таким видом, как будто она обиделась. – Ну вот так всегда, я все узнаю самой последней, - она отвернулась в сторону.
Тут вышел наш алхимик, весь измазанный в чем-то, но очень довольный. Он вынес с собой несколько пузырьков. Шедоу сразу улыбнулся – он понял, что это были за зелья. Фео положил пузырьки в сумку к аколиту, а тот подошел и в знак благодарности обнял его так, как будто давно его не видел.
Затем алхимик увидел, что на диване сидит обиженная пристка. Он подошел и подарил ей розочку. Дафни сразу засмущалась, но приняла подарок.
- Ой… спасибки ^_^.
- Только не надо больше обижаться, - сказал Фео с улыбкой, - нельзя, чтобы такая красавица портила себе настроение.
- Мяф, - она улыбнулась.
Тут открылась дверь, и в комнату влетел весь мокрый, но довольный Алукард. За спиной у него висела новенькая гитара, а в руках он держал маленькую коробочку. Бард подбежал к Дафни, сел рядом, и отдал ей этот ларек.
- Открой, - с улыбкой сказал он.
Присточка открыла коробочку и достала оттуда удивительной красоты золотые серьги.
- О, боже мой! – с удивлением и одновременно радостью вскрикнула она. – Алу! Я тебя обожаю!!! – она обняла его так сильно, что бедный Алукард чуть не упал с дивана, с трудом успев удержать равновесие.
- Это мой тебе подарок, - он улыбнулся и поцеловал ее.
- … так, ребятки… - тихо сказал Фео), - пойдемте-ка отсюда. Потом разберемся.
С этими словами Шедоу, Амадис и Anathema тихо вышли на кухню, оставив Дафни и Алу одних…

Глава XIV: «Поможем чем сможем».
На следующее утро Шедоу проснулся от шума в гостиной. Одевшись и спустившись вниз, он увидел на столе посередине комнаты Скерцо с распахнутыми крыльями, которые скрывали его трапезу от посторонних глаз. Рядом лежал лук и колчан полностью набитый стрелами.
- «Ауч!» Послышалось с кухни, и затем звук металла о металл. Аколит заглянул туда и увидел Поповича, держащегося за свою правую руку, и лежащий (видимо брошенный) на плите чайник с разлитым рядом кипятком.
- Черт! Так и знал, - на его лице можно было прочитать, что он обжегся.
- Опа! А чего ето ты тут делаешь? – с улыбкой спросил послушник. – Я тебя уже 2 дня не видел.
- Ну, во-первых, пытаюсь позавтракать, - он опустил руку под холодную воду в раковине. – А во-вторых, я недавно пришел. Эти 2 дня я пробыл в лесу – стрелы надо было сделать.
- Хм… а разве тут их нельзя купить?
- Как ни странно, - охотник ухмыльнулся, - хоть Аль де Баран и большой город, но стрел тут купить почему-то не представляется возможным.
- Действительно, странно…
Тут вошел Амадис и, не обращая внимания на происходящее, начал делать себе поесть.
- Я что-то пропустил или как? – спросил Попович. – Может посвятите меня в свои планы?
- Ну для начала, сегодня днем мы отправляемся в Моррок, - убийца, не смотря на охотника, продолжил наливать себе чай. – Это, в принципе, ты знаешь… а так – все как было, так и осталось.
Из соседней комнаты послышался звук бьющегося стекла.
- Ну а это что еще такое? – с недовольством развел руками охотник.
- Ну это Фео видимо разбил очередную колбу – убийца ухмыльнулся, посмотрел на хантера и, сев ха стол, начал завтракать. – Он с семи утра там чего-то химичит.
- А где Алукард и Дафни? – спросил Шедоу.
- О-о-о! – Амадис улыбнулся. – Эти голубки уже час как сидят в кафешке у канала – любуются друг другом… так, - он допил свой чай. – Давайте уже собираться в дорогу. Пойду оттащу Анафему от его пробирок, а то он увлекся больно…
С этими словами он пошел в комнату алхимика. Шедоу и Попович вышли за ним в гостиную. Охотник подобрал лук, стрелы, посадил Скерцо на плечо, который был, видимо, очень доволен своим завтраком, и затем они вышли на улицу. Шедоу подобрал свою сумку, проверил все ли на месте и вышел следом.
Солнца не было видно, небо затянуто облаками, а на горизонте вдалеке виднелась огромная серая туча, из которой были видны извергающиеся вспышки молний. «Видимо скоро будет ливень» – подумал про себя аколит.
Через пять минут на улицу вышел Амадис, а за ним весь измазанный, но довольный Фео – сказывается трудолюбие. За собой он тащил тележку, набитую до отказа зельями и едой.
- Воть, - гордо сказал алхимик, - терь надолго хватит.
- Фига себе ты набрал! – усмехнулся Попович, почесав затылок. – На войну что ли собрался?
- А разве нет? – спросил Фео. – Мы только и делаем, что деремся. Черт! – он перетаскивал тележку через порог, но видимо сил не хватило вытащить. – Может поможете?
Амадис обернулся, посмотрел на него и засмеялся:
  - Ха… ничего себе! Столько набрал, что сдвинуть с места силенок не хватает! – он так сильно засмеялся, что и аколит, и охотник не смогли сдержать порыва, и тоже начали ухахатываться.
Фео отпустил тележку, повернулся, сложил руки и косо с недовольством посмотрел на компанию.
- Смейтесь, смейтесь! Вот нарвемся на какого-нибудь сильного монстра, я посмотрю, как вы будете бегать от него.
Но сказанное только добавило масла в огонь: Попович даже не удержался на ногах и, заливаясь смехом, уселся на землю, продолжая смеяться.
- Ах вы так! – тут Фео разозлился, полез в тележку и достал оттуда бутылку с жидкостью, в горлышке которой была намоченная спиртом тряпка.
- Э-э-э! Ты поаккуратней! – все еще посмеиваясь, сказал Амадис, выставив руки вперед, - все таки признайся, что ты сам виноват, набрав столько с собой, чего на нас то обижаться?
- Ну… - он положил бутылку обратно, – есть немного…
- Ладно, - сказал Попович, - не кипятись, давай поможем.
С этими словами все вчетвером вытащили телегу из дома. С грохотом она переползла через порог и выехала на улицу, и одно бутылочка все-таки упала на землю и разбилась. Вся трава рядом с вылившейся жидкостью сразу пожелтела и засохла.
- Так! – с удивлением и в то же время недовольством спросил охотник. – А это еще что за трава?
- Кислота – сказал Фео.
- Зачем ето она тебе? – теперь уже спросил убийца.
- Да мало ли с кем встретимся, – он поправил бутылки, чтобы больше не было таких казусов. – Может встретимся с какой-нить врединой, а он начнет приставать. Ну я ему броньку то и сломаю.
- Хм… тока смотри не перепутай зеленое  зелье с кислотой, а то они цвета-то одинакового – сказал аколит, улыбнувшись, - а то и врага вылечишь и нас отравишь.
Все опять залились смехом, и лишь Фео опять остался обиженным.
Тут подошли Алукард и Дафни.
- Что за шум, а драки нет? – ухмыльнулся бард.
- Мы слышали, тут что-то разбилось у вас, когда подходили сюда, - поинтересовалась Дафни.
- Да… - Фео с недовольным видом посмотрел в их сторону, - было тут дело.
- Руки у него дырявые! – сквозь смех сказал охотник, и еще больше заставил троицу смеяться над алхимиком.
- Ребят! – удивленно посмотрел на Амадиса, Шедоу и Поповича Алукард. – Вы сегодня либо в ударе, либо встали не с той ноги. Хватит уже, извините за нескромность, «ржать». Человек для вас же старается, а вы ему хамством отвечаете.
Убийца, охотник и послушник опустили глаза.
- Откуда у вас совесть растет, если она вообще у вас есть – продолжил бард. – Ладно, давайте продолжим поход. Нам не до ссор. Это тебе не из Пронты в Излюд чапать – путь долгий.
С этими словами Попович и Амадис пошли вперед. За ними последовали Фео и Шедоу, таща тележку. А в конце, как всегда в принципе, влюбленная парочка – наши бард и присточка.
Дафни поцеловала Алу и сказала ему тихо:
- - Вот что мне в тебе нравиться, так это то, что ты любую ссору можешь спокойно уладить, - она прижалась к музыканту, и вместе они вышли за ворота гостиницы…

Глава XV: «Опять дождь».
Обратный путь не был таким затяжным, так как на полпути к столице ребята встретили крестьянина, везущего фрукты туда на продажу на большой повозке, запряженной тройкой лошадей. Он с радостью согласился подвезти путников до Пронтеры: так как повозка была полупустой, то Алу и Дафни сели в центре, Попович и Амадис, что-то (как всегда в принципе) горячо обсуждая, уселись сбоку, Фео прицепил сзади свою тележку, накрыл ее ящиком и крепко завязал веревкой, чтобы ничего не потерять, а сам с краю улегся на небольшую кучку соломы. Шедоу же подсел к мужичку вперед на место справа от кучера. Таким образом, друзья добрались до столицы меньше, чем за 3 часа.
В пригороде, недалеко от западных ворот, поблагодарив доброго человека, компания решила идти пешком. Войдя в город, первым делом Попович побежал узнавать, едет ли кто-нибудь в Моррок в ближайшее время, а остальные решили присесть в ближайшей крытой кафешке, которая почему-то была пустой, так как погода начала портиться. И действительно: через 5 минут хлынул сильный ливень. Шум дождя прерывала лишь гроза, периодически подавая свой неповторимый резкий и короткий, похожий на сильный удар голос.
Как ни странно, но во время ливня Шедоу всегда впадал в такое состояние, когда не обращаешь особого внимания на происходящее вокруг себя, но в то же время начинаешь слушать любой, даже самый слабый звук. Аколит сел в дверях и замер, слушая песню дождя, падающего на железную крышу. Взгляд его был направлен на аллею, выложенную булыжником, и, почему-то, глаза его смотрели на ничем не примечательный камешек на этой дороге, на который, как впрочем и на все другие, плакали небеса.
Дафни тихо подсела рядом справа, чтобы поглядеть, что твориться с послушником. Лицо Шедоу было неподвижно, а глаза широко раскрыты. В них можно было увидеть, что аколит в глубоком раздумье.
На самом деле Шедоу вспоминал тот самый дождливый день в Пейоне, когда он был еще совсем одинок. Тот же ливень, те же мысли, то же настроение…
- …от черт! Надо было забыть зонтик, - в кафешку просто влетел наш охотник весь мокрый, упрекая себя в глупости. Скерцо сидел у него на плече: расправив крылья, он помахал ими, стряхнув воду, и подал громкий голос, согласившись с хозяином. Шедоу сразу вышел из… «транса» и чуть не упал со стула от неожиданности, когда появился Попович.
- Ну что ты носишься?! – недовольно сказала хантеру Дафни.
- Ну… извините – он положил руку за голову и ухмыльнулся. – Виноват, исправлюсь!
- Что узнал? – спросил Амадис. Он сидел за столом в центре и точил свой катар.
- В общем, в Моррок отправляется караван торговцев сегодня ночью, часов через 6 – ответил охотник.
- А почему ночью? – удивился аколит.
- Друг! Ты что, забыл? – усмехнулся бард. – Город же находиться в пустыне. Там днем под 50 на термометре. Ночь попрохладней: как тебе будет идти пешком днем в такую жару?
- А… ну это да… - Шедоу почесал затылок и прикинулся, что он вообще не причем.
Через некоторое время он спросил.
- А что там с волшебником? Он точно в Морроке и с чего вы взяли, что он на поможет?
- Ну, во-первых, как я помню, он обосновался где-то на юге города в пригороде… - сказал Амадис, продолжая точить лезвие ножа, - а, во-вторых, нам же сказали – он является главным учеником и приемником старца из Ал де Барана. Он просто обязан нам помочь.
Тут компании подошел официант, который явно не ожидал, что тут будут посетители в такое время.
- Что-нибудь закажете? – спросил он.
- Скажите, пожалуйста, - спросила пристка, - у вас тут есть спец меню обед?
- Да, кончено – он подал ей обеденное меню.
- О… - сказал Попович, поглядев на менюшку из-за спины сидящей Дафни. – Отличненько, как раз время поесть…
Все уселись за 1 стол, Амадис убрал свои кинжалы, и через 5 минут им принесли поесть…

Глава XVI: «Мяф!».
Этой же ночью ребята погрузили свои вещи на пеко-пеко – местный гужевой транспорт. Караван стоял на южной аллее Пронтеры под покровом ночи, ибо фонари не отличались яркостью, хоть это и была столица.
Упаковав все свои товары, торговцы отправились в путь. Время было половина четвертого ночи. Шедоу укрылся одеялом, так как еще не до конца проснулся, причем желания это делать у него не было. Он даже взял с собой пакетик с семечками, чтобы хоть как-то занять себя. Но атмосфера ночи была такой спокойной, а звуки вокруг такими мелодичными, что глаза аколита сами собой закрылись, и он уснул.
В его голове начали возникать непонятные по началу образы. Затем он понял, что это были ангелы. Вскоре в его воображении появился огромный город, паривший в воздухе среди облаков. Он был пуст… Тут небо ярко голубого превратилось в черное, и над зданиями начала сверкать молния… Из огромной тучи вышел великан. Глаза его сверкали, а сам он сиял, и было ощущение, что из него выливается черный туман. Над головой титана было черное облако, извергающее разряды молний, а под ногами у него крутилась эмблема, говорящая о адском происхождении этого существа… Шедоу сильно испугался, даже так, что, проснувшись, вскочил… но пеко-пеко, на котором он сидел сам перепугался, и аколит просто слетел с него, упав на землю… видимо караван уже прибыл: перед ним были ворота огромного города, а на западе восходило солнце, освещавшее песчаные дюны.
- Смотрите-ка, проснулся? – с улыбкой сказал Амадис. – Что? Кошмар приснился? – он ухмыльнулся. – Поднимайся.
Он подал руку Шедоу и помог ему встать на ноги. Отряхнувшись, послушник почувствовал, что об его ногу что-то трется. Посмотрев вниз, он увидел… попоринга – маленький зеленый шарик с глазками пуговками. Он жадно обгладывал левый ботинок Шедоу своими маленькими пухлыми губками,   =3   пытаясь как будто откусить его.
- Посмотрите! – сказал Попович. – Либо у Шедоу очень вкусные ботинки, либо у него новый поклонник, - он немного посмеялся.
Тут подошли Алукард, Дафни и Фео.
- Что тут у вас? – спокойно, будто и не спрашивая, сказал Алу.
- Ой! Взгляните! – Дафни подпрыгнула. – Посмотрите, какая няшка! – у пристки глаза заблестели так, как будто она увидела мечту всей своей жизни. Попоринг же не обращал внимания на происходящее и все так же жадно продолжал обгладывать ботинок Шедоу   >=3  . Ему не было дела не до сина, не до барда, даже пристка его не интересовала – видимо ботинок был действительно вкусный, даже лучше яблок, которыми такие как он, объедаются целыми днями.
- Ха! А что ему надо-то от тебя? – поинтересовался Фео. – Он явно что-то хочет, но что?
Тут из кармана Шедоу… рваного кармана, который он давно уже забыл зашить, выскочила семечка, ударилась об коленку и упала на ботинок. У попоринга глазки заблестели, и он схватился за место, куда то упала и продолжил так же обрабатывать ботинок, но только уже в другом месте. Затем упала еще 1 семечка, и еще 1… Шедоу посмотрел на свой карман, нащупал дырку и неаккуратным движением увеличил в нем отверстие… тут весь пакетик упал на землю, и семена рассыпались по земле.
- Черт! – выругался Шедоу. – Надо точно его зашить.
Но попорингу наоборот – все понравилось! Его глазенки увеличились так, как будто он увидел гору яблок. С довольным криком «Пой-пой!!!» он кинулся к месту происшествия и усердно начал подбирать семечки.
Тут вся компания, кроме аколита, которому явно не понравилось то, что его лишили одного из любимых его занятий, чуть не упала со смеху. А попоринг не обращал внимания даже на громкий смех… он продолжал подбирать свое сокровище… только после того, как была съедена последняя семечка, он успокоился.
- По-о-ой! – довольно произнесла зверушка. Затем попоринг подпрыгнул к аколиту и начал на него смотреть так, как будто ожидал продолжения банкета.
-   Ну что ты смотришь, Шедоу? – спросил с ухмылкой Алу. – Угости товарища чем-нибудь!
- Пой? – удивленно посмотрел зеленый шарик на аколита.
- Ня-я-я! – обрадовалась Дафни. Затем она подошла к попорингу и присела рядом.
- Ну, фто? Дружок. Поесть хочешь?
- Пой! – утвердительно и ясно сказал зверек.
- Ня-я-я! Халосый ты мой! – она улыбнулась. – Шедоу, дай ему перекусить.
Аколит порылся во втором кармане и нашел пару листочков кислой травы. Он протянул их попорингу. Тот пренебрежительно посмотрел на послушника, медленно взял у него 1 листочек отпрыгнул чуть назад и, не сводя глаз с Шедоу, начал медленно пережевывать угощение… тут он удивился, вскрикнул «По-о-ой?!» и с таким упорством набросился на 2й листик, что чуть не заглотил всю ладонь аколита… тот еле успел отдернуть ее. Затем зверек с радостью кинулся на руки к послушнику и, закрыв глазки, прижался к нему, тихо сказав «по-ой».
- Смотри-ка, Шедоу – с улыбкой на лице сказал Фео. – Ты ему понравился! Вот теперь у тебя есть еще 1 друг.
- Мяф! Няшка! – Дафни была в восторге. Она начала крутиться на месте так, что покровы ее платья еле успевали за ней.
:O  ;)  О_О
Тут пристка остановилась, посмотрела на выражения лиц ребят и… покраснела. Она прижала одной рукой к себе платье, 2й закрыла нижнюю часть лица.
- Ой! ^^”” мальчики! – она застеснялась и не знала, куда себя деть. – Куда вы смотрите?))
- Эм… - все хором сразу, отвернулись, сделав вид, что вообще не причем. Один лишь Алу не смутился, подошел к Дафни, обнял ее за талию и что-то тихо шепнул на ушко. Та в ответ еще больше покраснела и спряталась за барда. Тот повернулся и сказал:
- Так, ребятки! – как будто ничего не произошло, спокойно. – Мы, собсно, зачем здесь? Пошли искать дом волшебника!..

continue...

Отредактировано ХеалШедоу (2006-11-09 00:07:43)

0

4

*улыбается*

Меня даже ностальгия охватила =)
Я говорила тебе, что ты чудесно пишешь? =)

З.Ы.: а у меня сохраненная копия еще с давних времен в папочке лежит )))))

0

5

Кстати, думаю что раздел "Творчество" больше подойдет  рассказу, чем "Флудильня" ...
Да и мало ли у кого еще таланты проснуться =)
НадА слепить раздельчик =)

0

6

Сказано - сделано)))

+1 глава)))

0

7

Глава XVII: Здрямствуйте.
Не долго думая, компания пошла в сторону ворот города.
Алукард сразу же спросил местного прохожего о местонахождении жилища того самого волшебника.
- Какого волшебника?.. А-а-а-а! Селент!? - с ухмылкой произнес он. - А вы знаете... он живет не внутри города, точнее не в центре - на окраине, в мельнице-лаборатории. Вы ее сразу узнаете по крыше - она похожа на обсерваторию.
- Благодарю - поклонился ему бард.
Через несколько минут ходьбы компашка и впрямь увидела строение полу мельницу с лопастями, полу научный объект с огромным телескопом, торчащим из крыши. Это странное здание было огорожено таким маленьким заборчиком, которым наверно обносят свои сады хоббиты, – настолько он был маленьким и веселым. На двери весел странный значок – что-то вроде эмблемы всех 4х элементов. Первым подошел Амадис – он взялся за колечко на двери и постучал… тишина… попытка номер два не дала никаких результатов. Тогда он решил постучать просто рукой, но, не рассчитав силу, просто ударил по двери, отчего та просто… сорвалась с петель, в метре от него в таком же вертикальном положении ударилась о пол и, благодаря великому Ньютону, приземлилась на деревянный парапет. Но почему-то громкого хлопка не последовало… ребята лишь услышали глухое «блин!» и увидели чьи-то ботинки, торчащие из под этого плоского куска дерева.
- Оо – примерно такое выражение лица в этот момент было у убийцы, застывшего в том же положении, в котором он ударил по двери. – Эм… я никого не убил?
Алукард и Шедоу бегом ринулись к месту инцидента, подняли его причину и увидели под ней его последствия: Хх – маг лежал на полу чуть ли не вдавленный в парапет. Для полной картины ему не хватало только звездочек над головой.
- Пардон – извинился Амадис, помогая ему подняться.
- Да, не каждый день становишься жертвой собственной двери, - с негодованием, отряхиваясь, ответил маг.
- Прошу прощения еще раз, разрешите представиться – Амадис, - тут он оглядел его и спросил, - извините, а вы кто будете?
- Вообще-то я первый должен это спросить. Это вы ворвались в дом, а не я к вам.
- Ну мы как бы ищем волшебника по имени Селент, - спросил из-за спины убийцы Алукард. – Разве он не здесь живет?
- Вообще-то да, живет, но сейчас его нету дома. – приподняв брови, маг развел руками, показывая этим жестом, мол «обломались вы ребята».
- А вы тогда кто? – спросил Амадис еще раз.
- Вообще меня зовут Икар и я вроде как я его ученик, только сам учитель сейчас ушел в Пирамиду. Ему понадобились рога минотавров *и тихо шепотом* правда не знаю зачем. – он начал поднимать книги, которые о видимо уронил с полу.
- Эм… и когда он собирается возвращаться? – с небольшим недовольством спросил Алукард.
- Ну он вроде как с ночевкой туда пошел, - кряхтя в позе рака, отвечал им Икар. – Дня на два, на три.
- Не-е-е, так не годиться! – уже начал выступать Фео. – И че мы будем делать тут, в пустыне 3 дня? Бегать за скорпионами или искать приключений в городе, полным воров?
- Вообще он прав, - сказал маг, выпрямившись и схватившись за спину рукой. – Блин, чертов радикулит (Оо), было бы неплохо за ним сходить. Я как раз собирался сдавать экзамены…
- На волшебника!? – у Шедоу заблестело в глазах при одном только этом слове.
- Вообще-то нет, - эта фраза вызвала у всех удивление. – Пусть мой учитель и волшебник, но учился я у него вовсе не для этого. Мой путь лежит через Юно. Мастер Селент уже одобрил мой выбор и только помогает мне в постижении этой сложной профессии.
- Ну хватит языки чесать! – уже сердитая вспылила Дафни. – Нашли время, чтобы базары разводить!
- Ой, кто бы говорил, - с ехидством сказал Фео, за что тут же получил книжкой по голове - хХ , слушай больно же!…
- Хорош драться и обзываться, - встал между ними Алу. – Оба хороши!
- Вы позволите мне собраться, - спросил маг и, не дожидаясь ответа пошел наверх.
Через пару минут он спустился с позолоченным посохом с рубином в центре рукояти, в большой шляпе со звездочкой на макушке да с парой свитков в сумкаре на поясе.
- Ну что? Как говориться «гоу»? – ухмыльнулся он.
Через пару минут ребята уже шли вдоль стен Моррока, направляясь к виднеющимся вдали Пирамидам гильдии воров…

continue...

0

8

Ну я как всегда 5+ спс за дверь до сих пор голова болит а радикулит вылечили магистр один в Юно)))

0

9

Супер мне очень понравилось.
Язык которым написал понравилось больше всего

0


Вы здесь » Форум гильдии Ilias Malorum » Creation » Agnus Dei... авторство ХеалШедоу